V. украинские писатели про библию и христианство іван Вишенский Послание к епископам icon

V. украинские писатели про библию и христианство іван Вишенский Послание к епископам




НазваV. украинские писатели про библию и христианство іван Вишенский Послание к епископам
Сторінка1/6
Дата конвертації03.11.2012
Розмір1,12 Mb.
ТипДокументи
джерело
  1   2   3   4   5   6
1. /Антолог_я Християнства_ru/0_antolog_ru.rtf
2. /Антолог_я Християнства_ru/1_antolog_2_ru.rtf
3. /Антолог_я Християнства_ru/2_antolog_13_ru.rtf
4. /Антолог_я Християнства_ru/3_antolog_0_ru.rtf
5. /Антолог_я Християнства_ru/4_antolog_0_ru.rtf
6. /Антолог_я Християнства_ru/5_antolog_0_ru.rtf
7. /Антолог_я Християнства_ru/6_antolog_3_ru.rtf
8. /Антолог_я Християнства_ru/7_antolog_0_ru.rtf
9. /Антолог_я Християнства_ru/8_antolog_ru.rtf
Християнства
Смотри, слушай, думай! Предисловие
Іі народная культура в указах царей и церковных грамотах церковный Устав Владимира Христителя
Иммануил Кант Из трактата “Религия в пределах только уму”
Галина Лозко Философия, отождествленная с “ведьмовством” задовго до появления инквизиции
V. украинские писатели про библию и христианство іван Вишенский Послание к епископам
Vі. Этническая культура в глобальную эпоху русско-имперский период репрессии против всего украинского
Со сварогом – в будущее украины! Галина Лозко. Велесова книга – волховник. Научное текстологічне исследование, перевод на современный украинский язык, релігієзнавчий комментарий, публикация архивных материалов и оригинальных текстов.
Учебное пособие Серия: "Достопримечательности религиозного мнения Украины-Руси" антология христианства хрестоматия из релігієзнавства и культурологии

РАЗДЕЛ V.


УКРАИНСКИЕ ПИСАТЕЛИ
ПРО БИБЛИЮ И ХРИСТИАНСТВО


Іван Вишенский

Послание к епископам

(Фрагменты)


[...] Покажите же мне, о вы, которые согласие вяжете, выполнил ли кто-то из вас, будучи в мирской жизни, те шесть заповедей, узаконенных Христом: то есть накормил ли голодных, жаждущих напитков ли, путешествующих людей ли приютил, одел ли голых, больным ли послужил, посещал ли темничників? Не ваши милости ли те шесть заповедей не только истоптали в мирском чине, но и в настоящее время, вроде бы в духовном находясь, постоянно топчете!

Не ваши милости ли голодных оголоднюєте и делаете жаждущими бедных подданных, которые носят тот же образ Божий, что и вы; на сироты церковные и их прогодування, поданное от благочестивых христиан, грабите и из гумна стога и обороги тянете, сами с того со своими слугами кормитесь, их труд и пот кровав, лежа и сидя, смеясь и играя, пожираете, водку очищенную курите, пиво трояковиборне варите и вливаете в бездну ненасытного брюха, сами и с гостями своими пресыщаетесь, а сироты церковные голодны и жаждущие, а бедные подданные в своей неволе годовой потребности не могут удовлетворить, с детьми в затруднении, еду себе уймають, боясь, что им хлеба к следующему урожаю не хватит [...]

Было ли, что вы одевали голых? Обнажаете ли не ваши милости сами: из загона кони, волы, овцы у бедных подданных забираете; налоги денежные, налоги пота и труду от них вытягиваете; из них из живого лупите, обнажаете, мучаете, морите, не ввиду времени: зимой и летом, в ненастье, а сами, как идолы, на одном месте сидите или, когда и случится перенести на другое место того ідолотворного труда, безскорботно переносите его на колыбелях, так, как будто вы дома сидите. А бедные подданные и день и ночь на вас трудятся и мучаются, вы же потому что их кровь, силу, труд и старание высосав и починивши голыми в загоне и амбаре, ваших вирванців, что ступают перед вами, фалюндишами одеваете, чтобы красным видом тех слуг глаз насытить, а те бедные подданные простои хорошей серм’яжки не имеют, чтобы покрыть голизну. Вы из их пота мешки полно напихиваете деньгами золотыми, талярами... а те бедняги шелега, за что соли купить, не имеют.

Было ли, что вы больным послужили? Делаете ли не ваши милости сами больных из здоровых: бьете, мучаете и забиваете? [...] Покинул ли какой-то из вас дом, села, имения, имущество, родственников и мирскую жизнь ради Господа? Не ваши милости ли для того и к біскупства докопались, чтобы найти в Божьей церкви больше имений, имущества, денежных сокровищ и прибылей, слуг счетом двойным и тройным, чем имели их сначала, славой возраста этого коронуетесь, плаваете, как в масле, в безпечальних и роскошных достатках?


Источники: Вишенский И. Вибрани произведения. – К., 1972.

http://www.soroka-tm.com.ua/page-doc_id-257.html


Григорий Сковорода


Книжица, которая называется SILENUS ALCIBIADIS1

То есть икона алківіадська ИЗРАИЛЬСКИЙ ЗМИЙ2

(Сокращенно)


Написанная 1776 года, 28 марта. Возвышенная в день Пасхи Глубокоуважаемому господину Степану Васильевичу, господину полковнику его високородію Тев’яшову.

Глубокоуважаемый пане!

Хорошо известно Сократове слово: “Другой живет для того, чтобы есть, а я им для того, чтобы жити”3.

Жизнь не то значит, чтобы лишь есть и пить, а быть веселым и куражным, и сытость телесная не даст куражу сердцу, лишенному своей пищи.

В этом-то понимании учил своих друзей Епикур, что жизнь зависит от наслаждения и веселость сердца – это жизнь человека. Гораций так же, как Епикур, мыслит: “Nee dulcia differ in annum...”, то есть: “Наслаждения не откладывай на год”. А что он под наслаждением понимает веселость сердца, видно из следующего: “Ut quocunque loco fueris, vixisse libenter te dicas”, то есть: “Чтобы мог ты сказать о себе, что везде тебе жилось куражный” 4.

Утешение и кураж, кураж и наслаждение, наслаждение и жизнь есть то же. И что Гораций сказал: “Наслаждения не откладывай” 5, то Сенека 6 растолковал: “Жизни не откладывай”. “Sera nimis est vita crastina. Vive hodie” 7. “Живи сегодня”.

Силу этого слова не раскусив, люди во всех возрастах и народах обесславили Епикура за наслаждение и считали его самого пастухом стада свиней 8, а каждого из друзей его величали: “Epicuri de grege porcus” 9.

Но когда жизнь от сердечной веселости, а веселость от наслаждения, то от чего зависит наслаждение, которое насолоджує сердце?

Объясняет боговидець Платон: “Нет более сладкого от истины” 10. А мы можем сказать, что лишь в истине живет настоящее наслаждение и лишь она животворить сердце наше, которое владеет телом. И не ошибся какой-то мудрец, положив пределом между ученым и неученым границю мертвого и живого.

Пифагор, поняв эмблему треугольника и увидев в нем истину, с радостью зовет: “Нашел! Нашел!”

Видно, что жизнь тогда живет, когда мысль наша, любя истину, любит выслеживать стежини ее и, встретив глаз ее, торжествует и веселится этим неугасающим светом. Светло это насолоджує и старуха Соленая; а он, и старея, каждый день откусывает что-то от потребляемых всеми, но не вычерпываемых наслаждений, которые согревают и питают сердечные мысли, как весеннее солнце каждого существа. И как правильная циркуляция крови у зверей, а в травах – соков порождает благосостояние их тела, так истинные мысли освещают благодушністю сердце. И не удивительно, что памятники и записки некоторых выбранных людей имеют в заглавии такую надпись: “Житие и жизнь такого-то”.

Житие значит: родиться, есть, расти и уменьшаться, а жизнь является плодоношением, которое выросло из зерна истины, которая господствовала в сердце их. И не зря друг истины – Цицеронив Катон 11 любил на старосте пиры, но преисполненные питательными для сердца мудрыми беседами, которые рисуют невидимую, однако прекрасную картину истины, которая притягивает все их чувства и насолоджує.

К чему же этот язык? До того, что высоких родов люди не только в исках, войнах, коммерциях, домостроительствах, искусствах, но и в самом первом пункте, то есть мысленно относительно Бога, должны находить истину и противитися суевериям.

Правда, что земной шар без болотных луж, без мертвых озер, без гнилых и долинных низин быть не может. Но в таких местах лягушки и родственные с ними птицы пусть гнездятся, а соколы с орлами вверх, в пространство чистых небес, пусть вздымаются, оставив дрожжи для непросвіщенної подлости.

Следовательно, благочестивое сердце между высыпанными курганами буйного безбожництва и между подлыми болотами рабопристрасного суеверия, не отклоняясь ни справа, ни налево, прямо течет на гору Божью и в дом Бога Якового.

Правильное слово, что царь и судья израильский, а христианский Бог является Библией.

Divinus Plato 12.

Но этот Бог наш сначала на еврейский, потом на христианский род бесчисленные и ужасные привел суеверий паводки.

Из суеверий родились бессмыслицы, секты, споры, вражды междоусобные и странные, рукопашные и словесные войны, детские страхи и тому подобное. Нет более желчного и более твердого суеверия и нет ничего более нахального, как неистовство, разожженное слепым, но усердным глухого поверья жаром тогда, когда эта ехидина, предпочитая бессмысленную и косноязычную ложь, чем милость и любовь, забыв чувство человеколюбия, гонит своего брата, дыша убийством, и этим надеется служить Богу.

Этот семиголовий дракон (Библия), вибльовуючи водопады горьких вод, всю свой земной шар покров суевериями. Они есть не что другое, как неумное, и как будто Богом осуществляемое и захищуване знание.

Говорят суеверности: “Слушай, друже! Не может этого случиться... Против природы... Здесь что-то скрывается”. Но он изо всех сил желчно вопит, будто действительно летали коне Илье. Вроде бы при Елисее плавало железо, разделялись воды, возвращался Йордан, за Иисуса Навина зацепилось Солнце, за Адама змее имели человеческий язык... Вот! Вроде бы скоро конец света... Бог знает, возможно, в следующем 1777 году упадут на землю звезды... Что? Разве нельзя, чтобы Лот был пьян от нововичавленого вина?.. Пусть оно у нас не хмельное, а от Бога все возможно...

Обпившись этих дрожжей, суеверность пирует и козлоголосить, провозглашая врагами и еретиками всех, кто с ним не соглашается. Лучше не читать и не слышать, чем читать без глаз, а без ушей слушать и учиться напрасности. Это детское мудрствование, которое разоблачает нахальность и непостоянство блаженной натуры, как будто она когда-то и где-то делала то, чего теперь нигде не делает и в дальнейшем не будет делать...

Все, запрещенное законом блаженной натуры, является тем не полезное, чем не возможно, а чем полезное, тем возможно. Поэтому-то и благословенное царство ее и странный вкус имеет вот слово Епикурове: “Благодарность блаженной натуре за то, что нужное сделала незатруднительным, а затруднительное ненужным”.

Восстать против царства ее законов – это несчастная громадная дерзость, которая любит препятствия, невозможность и напрасность, и супостат пользы.

Как же могла восстать сама на свой закон блаженная натура, если она велела потопать железу – и было так?!

Такие бессмысленные мысли пусть имеют место в детских и подлых умах, а не у возмужалых и знатных родов людей. Пусть смакуют эту Божью ложь и буйство деть, и то до времени, а рассудительные пусть готовятся к лучшему столу. Они, не будучи соучастниками этой лжи и буйства, могут не зажигать, а гасить факел, который возмущает общую тишину и пирующий раскол.

Нет вреднее, чем то, которое построено для главного добра, а стало растленным. И нет более смертоносной для общества раны, чем суеверие – листья для лицемеров, маска плутам, заслон дармоедам, стимул и подогрев для людей с детским умом.

Оно обозлило премилосердну утробу Тита, сравняло с землей Иерусалим, разрушило Царгород, исказило братской кровью парижские улицы, сына на отца вооружило 13. И не зря Плутарх худшим от безбожництва считает суеверие. Для меня же лучше, когда люди скажут, что Плутарха в мире не было, чем что он был нахален, непостоянен, немилосерден и тому подобное. Да и действительно, суеверность грустит, если кто-то на юг, а не к востоку с ним молящийся. Один слей, что окунают, другой бесится, что обливают охрещуваного. Один проклинает квас, другой – пресный хлеб... Но кто посчитает всю паутину суеверных председателей? Как будто Бог – варвар, чтобы за пустяк враждовать.

В всех этих своих бессмыслицах бегут к своей покровительнице Библии, а она с непокорными совращается.

Библия является ложью и буйством Боже не в том, чтобы лжи нас учила, и лишь в лжи відпечатала следы и пути, которые ведут ползучий ум к наивысшей истине, как показывает вот вопрос: “...щоб взять ее к границі ее, и, чтобы знать тропинки ее дома?” (Йов, 38).

Все же создания являются ложью непостоянной и обманчивой, и все создания являются полем следов Божьих. В всех этих лживых сроках или границях прячется и появляется, лежит и встает пресвітла истина, и о ней же слово: “Истина от земли засияла”. “Правда из земли вырастает”.

И всем этим следам, и писаным и выраженным в ней, будет осуществление от Господа, то есть конец и бытие несуществующим существам предоставит истина Господняя. Вот что значит: “Возможно все Богу”, то есть за существами оно пусто и недостаточно, а за Богом действительное и точное.

Кто? Разве кто угорел или в лихорадке, тот скажет: “Железо плавает... От Бога же все возможно...” И который же это странный вид богословия, если в нем речь о железе, а не о Боге? Это значит: начать за здоровье, а закончить за упокій, за пословицей.

Впрочем же, будет, когда наконец над полем тленного создания (железо оно, золото ли, алмаз ли) появится обвитая железом по ребрам своих пресильна истина, в то время рассудительный не замолчит и скажет: “Випливла топор!..” (4-я кн. Царств, гл. [6]).

Как солнечный блеск по поверхности вод, воды по поверхности голубого озера и как красочные цветы, высыпанные по шелковом поле в хитротканих узорах, так в Библии по лице сплетенного множественного числа созданий бесчисленных, как манна и снег, одно время представляет прекрасный свой глаз вечности истина. И об этих-то ткачах и книгоплетів, которым был Веселеил и другие, гремит вопрос Боже к Йова: “Кто мудрость вкладывает человеку в нутро? Или – кто дает сердечные ум?” (гл. 38).

Здесь авторы называются женщинами, которые соткали библейские свитки разных полотен. Илья тоже нам не нужный. А эта тень ведет себя немного лучше. Но там и написано так: “Понимаешь ли, как Илья поднят?..”

Будто за ухо, ухватив, велит догадаться, что в этих побасенках, как в полове, спряталось зерно истины. А это и мальчик понимает: “Илья снялся в вихрі на небо”. Что же это значит? Ответ: это слово Божье, не человеческое и не о человеке. Илья является тенью того: “Ходит на крыльях ветровых!” А колесница и конница чья? Израилевая?.. Никоим образом! Колесница Божья, и конница его же. Яков же, как и Илья, является слабой тенью того: “Носил вас на крыльях орлиных, и привел вас к себе”.

Этот на них всех, как на апостолах и на своих ангелах, ездит, и не Симеон его, а Вечный Симеона и их всех, как лохмотья свое, носит.

Подобный истине видом своих фигур, как будто ездит по них. А они, возвышаясь в тонкий ум божества, будто берутся от земли и, достигнув своего начала из Йорданом, потом отпадают, как листья после плодов, в предыдущее место тлена своей с Давидом: “Отверни гнев от меня, – и я подкреплюсь первое, чем...”

И это значит: “Какой переменит тело смиренности нашего...” Истина, поднося Илью, превращает и их всех. В эту гавань стремится душа Давидова и в этом безопасном месте намеревается, как олень, отложить рога свои. “Когда бы я имел крылья...”

Достигнув точки, опять возвращается в свою ницість. “Первое, чем отойду, – и не будет меня!”

“Кто ненавидит спрятанную в лжи библейской истину, тот ринулся в сторону безбожников, а кто гоняет ветры и напитывается ложью, та суеверность, которая ползает и грязь с змеем поедает. Тот нахальный и недогадливый, а этот глупый и гнусный. Более благородно возненавидеть, чем круг просвиры жевать ломоть. Если кто открыл эти входные двери: “Напочатку Бог создал небо и землю””.

Легко может входить и в других этих книг помещения. Кажется, эти двери отворены для каждого, но это мнение опровергает слово Петра: “Потому что спрятано от тех, кто хочет этого, что небо было напочатку...”, то есть это значит: “Напочатку Бог создал небо и землю”. Почти каждая здесь мысль не вкусна, пока не приложит к ней своей силы рука, которая пишет в Даниила по стене, а у евангелиста – по земли. И всякая мысль подло, как змей по земли, ползет. Но есть в ней глаз сударки, которая смотрит этаж потопних вод на прекрасное изображение истины. Словом, вся эта дрянь дышит Богом и вечностью, и дух Божий витает над всей этой лужей и ложью. Я в этой книжице показываю опыты, каким образом можно входить в точный этих книг ум. Писал я ее, забавляя праздность и прогоняя скуку, а Вашему високородію подношу не столько для любопытства, сколько для того, чтобы засвидетельствовать благодарное мое сердце за многочисленные милости Ваши, что, подобно густому гілля деревьев, успокаивают мою бездеятельность прохладной тенью, так что и мне можно сказать с Мареновым пастухом: “Deus nobis haec otia fecit” 14.

Глубокоуважаемый пане

Вашего високородія всепокірніший и много обязанный слуга, студент Григорий Сковорода [...]


Раздел 1-й

Обращение притчи к Богу, или к Вечности


Божественные містагоги, или тайноводителі, приписывают начало лишь единственному Богу. Но оно так точно и есть, если оглянуться... Настоящим началом является то, что не мало ничего предыдущего. А как всякое создание рождается и исчезает, так, конечно, что-то перед ним было и после него остается. Следовательно, ничто началом и концом быть не может. Начало и конец есть то же, что Бог, или вечность. Ничего нет ни перед ней, ни после нее. Все в неограниченных своих недрах вмещает. И не ей что-то, а она всему начало и конец. Начало и конец есть, по их мнению, то же. И действительно так есть, если поразмыслить. Вечность свое пространство, которое не начинается и после всего остается, даже до того протягивает, чтобы она и опережала все все. В ней так, как в кильке: первая и последняя точка есть та же, и где началось, там же и закончилось.

В самих созданиях это можно заприметить: тогда, когда сгнивает старое на ниве зерно, выходит из него новая зелень, и гниения старого является рождением нового, чтобы, где падение, здесь же было и возобновление, которое удостоверяет премудрую и все хранящее мироздание.

В всевозможных же веществах для любознательного наблюдателя премилосердна эта иметь почти ощутимая, но не понятная, подобная послушной, но неуловимой птичке.

Это настоящее начало везде живет. Поэтому оно не часть и не состоит из частей, а целое и твердое, следовательно, и незруйнівне, не переходит с места на место, а единственное, безмерное и надежное. А как везде, так и всегда есть. Все опережает и заканчивает, сам ни не випереджуване, ни заканчиваемое. Этим началом благословляется Асир, сын Якова: “Покрова твоя – Бог предвічний...”

Кто сквозь мрак увидел это начало, тот назывался у евреев пророком, назывался и священником, то есть кто святое видит и показывает, потому-то и человеческим освятителем. Кое-где такие назывались маги, или волхвы, кое-где – халдеи, гімнософісти; у эллинов – єреї, софы, философы, єрофанти но др. Определенные же к этой науке освобождались от всех жизненных дел. Это значило посвятиться Богу. Тогда они в природе и в книгах свободно искали начало.


Раздел 2-й

В вещах можно заприметить Вечность


Землемеры во всех своих фигурах идут к источнику, находят центр и начало. А если кто-то чистосердечный желающий, то может в некоторых веществах замечать очень тонкий странного этого начала луч, который выпускает в мороке утренняя заря.

Глянем, например, на рыбу, названную у римлян remora, то есть задерживание. Она, прилипнув к брюху корабля, задерживает его самый быстрый бег.

Пока смотришь на рыбу, душа не чувствует ни одного вкуса. А когда проникать глазом в скрытое в небольшой рыбе Боже начало, тогда сердце находит сладость щільників, найденных в льве Самсоном. “Уста его – сладости, и он весь – пожадання”.

Пустое и напрасное дело, чтобы рыба лишь тленной своей природы грязью могла победить и зануздать скорость такой ужасной машины, если бы в тленной ее тьме не прятался начальник тот: “Положил темноту Он, как заслон свою”.

Это источник антипатии и симпатии”.

Глянем на землю и то, которое находится вокруг нас. Маленький сверок мышь, закравшись за дорожным запасом в коляску, безумную рысь самых буйных коней доводит до слабости и усталости. Глянь на слабосильную тваринку – человека. Она водит медведей и слонов. Глянь на маленькую компасную коробочку и на малую часть корабля – его руль. Оно исправляет ход, а и указывает путь. Маленькая искра разрушает городские стены. Из маленького зерна выходит большая яблоня. Легеньким шумом воздуха выпущено из уст слово, но оно часто или смертельно ранит, или веселит сердце и оживляет душу. Малая птица петух пугает льва, а мышь – слона. Невидимая пружина в составе двигает весь механизм часов. Незаметная в циркуле точка является источником всех фигур и машин. Десятифунтовая машинка поднимает стопудовый вес. Соломенное перевесло разбивает кремень. Никудышная бумажка общественных законов держит в покое общество. Родительская старуха владеет сильными рабами и буйными сыновьями. Слабого здоровья царь руководит бессловесной народной яростью.

Все это плотью является ничто, а сильное скрытой в себе сущностью. “Дух животворить”. Это странное начало: в немічі – сила, у тлена – нетления, а у пустяка есть величие. Оно, начиная – кончает, а кончая – начинает; рожая – теряет, а погубляючи – рожает; противоположным леча противоположное и враждебным премудрый помогая враждебному, как свидетельствует острый философских учеников высказывание: “Unius interitus est alterius generatio” – “Гибель одной вещи рожает другого существа”.

[...] Идол, фигура, образ есть то же и ничто. Образованные также изобразили источником, а следом за тем водой, росой, мглой, снегом, льдом, инеем и другим.

И сердце взято в образ, как корень жизни, жилище огня и любви. И каминная гора, которая стоит посреди моря, а следом за тем остров, гавань, суша или твердая земля [материк] и другая. Среди образов и крыла орлиные. Они, поднимая склонное долу птичье тело, отображают другую сущность.

А змей, который держит в устах свой хвост, привідкриває, что бесконечное начало и безначальний конец, начиная, заканчивает, заканчивая, начинает. Но бесчисленный есть тайно образный мрак божественных гаданий [...].


Раздел 5-й

На этом начале основана вся Библия


Это истинное и единственное начало является зерном и плодом, центром и гаванью, началом и концом всех книг еврейских.

“Испокон веков было слово”. То есть: слово всей Библии создано для того, чтобы она была единственным монументом начала.

“Испокон веков было слово”. А , чтобы не было сомнению, что это начало не подло, а высокое, истинное и единственное, потому рядом написано: “а слово к Богу было”.

Когда же она создана к Богу и для Бога, тогда эта книга, что Богом дышит, и сама постоянная Богом. “И Бог было слово” так, как вексельная бумажка или ассигнация стала монетой, а завещание – сокровищем. Это слово издавна создано к Богу. “Оно у Бога было испокон веков”. Нужно читать так: “Это было извечно к Богу, то есть слово (этот logos)”. Все в нем богодане, и нет ничего, что бы не шло к Богу. “Все через него восстало...” И как в никудышной вексельной бумажке прячется империал, так в тленной и смертной этих книг тени и в мороке образов таится пречистое, пресвітле и живое. “И жизнь была в нем...” и др.


  1   2   3   4   5   6

Додати документ в свій блог або на сайт


Схожі:

V. украинские писатели про библию и христианство іван Вишенский Послание к епископам icon«Послание». Взгляд изнутри
Характерные отступления от Учения Иисуса Христа в собраниях «принявших Послание пророка Бранхама»

V. украинские писатели про библию и христианство іван Вишенский Послание к епископам iconДокументи
1. /elizavetin/Ветхий Завет/Бытие.pdf
2. /elizavetin/Ветхий...

V. украинские писатели про библию и христианство іван Вишенский Послание к епископам iconДокументи
1. /Как читать Библию/Part1.pdf
2. /Как...

V. украинские писатели про библию и христианство іван Вишенский Послание к епископам iconМазепа Іван Степанович
Мазепа Іван – гетьман Лівобережної України, визначний діяч української державності

V. украинские писатели про библию и христианство іван Вишенский Послание к епископам iconВознесение Иисуса Христа Заблуждения Христианства в поисках Вездесущного Языческая евхаристия Отношение к иноверцам Проблемы Христианства и их решение
Раннее Христианство. Страницы истории

V. украинские писатели про библию и христианство іван Вишенский Послание к епископам iconІван Багмут До 100-річчя від дня народження
В 30-ті роки животворні традиції досвідчених митців слова підхоплюють і примножують молоді письменники. Серед них відомий український...

V. украинские писатели про библию и христианство іван Вишенский Послание к епископам iconСписок творів, рекомендованих для читання Серія "Сучасна дитяча проза" Андрусяк Іван. Стефа І її Чакалка. Дівчача повістина. К., 2007
Андрусяк Іван, Запорожець Валентина, Гриценко Микола. Три дні казки. К., 2008, 96 с

V. украинские писатели про библию и христианство іван Вишенский Послание к епископам iconКуплю Украинские монеты Куплю Украинские монеты

V. украинские писатели про библию и христианство іван Вишенский Послание к епископам iconПередмова П. Загребельного до «Щоденного жезлу»
«Щоденний жезл» – це роман-есей. Це не просто один із романів, які раніше ми писали: прийшов Іван до Галі, а Галя каже: «Іване, чого...

V. украинские писатели про библию и христианство іван Вишенский Послание к епископам iconДуховные размышления (еженедельная рассылка)
Хочу исследовать Библию, и для этого хочу организовать группу в своём городе. (Спрашивает: Ильдус)

V. украинские писатели про библию и христианство іван Вишенский Послание к епископам iconДуховные размышления (еженедельная рассылка)
Вы бы лучше взяли Библию и сами посчитали, вместо того, чтобы верить на слово другим. Заодно прочли бы там что-нибудь полезное

Додайте кнопку на своєму сайті:
Документи


База даних захищена авторським правом ©on2.docdat.com 2000-2013
При копіюванні матеріалу обов'язкове зазначення активного посилання відкритою для індексації.
звернутися до адміністрації
Документи